облака

Натали Азуле

Если вы наблюдательны и чуете природу языка, или у вас есть такой друг, может, друг поэт? Если да, то вам знакомо, как привязывают слова и их адресность. Помните Бротигана: "Настанет день, я верю (и уже скоро), когда нам надо будет возвести хрупкий памятник Неизвестному Мечтателю, потому что он был важнее солдат" - извечная мантра творцов эфемерного. "Тит Беренику не любил" о власти языка и постоянном проклятии его конструкторов - муках бесполезности.
Это история Жана Расина, ищущего словесный остов, в котором краткость и чистота переизобретают французский, ломают его грамматику, и что-то исправляют внутри тех, кто слушает его.
Это книга о том, как время медленно, но подчистую сравнивает все. И как живые отчаянно борются за свою короткую славу. Как, не смотря на это, почему-то неистребима любовь, не уходящая ровным счетом никуда: "нельзя безнаказанно бросить то, что любил". Этот роман не просто трагедия в ее классическом смысле, но и ее препарирование.
Это книга о том, как литература даёт возможность говорить в унисон, ощущать понимание, давать чувство услышанности и выговоренности. Как литература становится другим живым и понимающим. И как это исцеляет.
Она о том, что эфемерное и иллюзорное остается, даже в цинизме, заветным и сильным.



Она исходит из того, что хорошо всё то, что облегчает горе. Все одобряют, все согласны.


...с годами Жан усвоил правило: уж если принуждать себя к чему-то, то только чтобы это приносило облегчение.


"Гонишь меня назад, в мою пустыню?" - спросил он с горечью. "У каждого своя пустыня".


У него же вместо битв только всеобщие происки, козни, интриги, машинерия, опера, и за всю жизнь всего лишь несколько минут, когда касаешься живого, будто пласта сырой земли коленом.


Как это хорошо и как ужасно, что можно всё-всё стерпеть.

(с) Тит Беренику не любил
1

Валерий Алфеевский о себе

Поскольку не каждый может обратиться к книге Валерия Сергеевича Алфеевского "По памяти и с натуры" (М., 1991), предлагаю журнальный вариант его воспоминаний о детстве и работе над первыми книгами.
Как удивительно нежно рассказывает Валерий Алфеевский о своих детских игрушках! А как пишет о битве на футбольном поле: "Прошло много лет, и я не могу равнодушно пройти мимо мяча, для меня он совершенно живой, капризный и неверный, а иногда такой покорный и дружелюбный".
Столь же нежны и экспрессивны иллюстрации художника, ведь детскую эмоциональность он сумел сохранить на долгие годы.
Читая воспоминания, сделала для себя открытие: оказывается, тема цирка сопровождала Валерия Алфеевского всю жизнь. На рубеже 30-х годов он представил в издательство листы книжки-картинки "Цирк", над которой работал вместе с художницей Татьяной Лебедевой - в течение целой зимы ходил на репетиции и делал множество зарисовок. Рисунки понравились, и художникам предложили работу. К сожалению, неясно, вышла ли в свет сама книга "Цирк", поскольку в качестве своей первой книжки Алфеевский называет фантастический рассказ М.Гершензона "Товарищ Метр".
Думаю, очень любопытно посмотреть на первые иллюстрации художника, которые приведены в его воспоминаниях.

Из журнала "Детская литература" (1985. - № 12.) - фрагмент статьи:



Collapse )

Визуализация новой книги А. Иванова "Тени Тевтонов" для лучшего восприятия.

Здравствуйте уважаемые.
Прочел тут намедним новую книгу замечательного отечественного писателя Алексея Иванова под названием "Тени Тевтонов" и очень даже так проникся. Я вообще большой почитатель его творчества, и считаю только одну его книгу неудачной, а такие вещи как "Сердце Пармы", "Золото Бунта" и диологию "Тобол" вообще одними из лучших работ, написанных на русском языке за последние четверть века. Отличные просто!

В последнее время автор больше ударился во всякое сверхестественное, или как он сам называет "деженералогию", но это отнюдь не раздражало - качественные и любопытные книги, хотя несколько проходные. А вот в этой своей новой, он меня реально зацепил :-) Смог объеденить тему Второй Мировой, военно-рыцарских орденов (моя первая книга об этом, думаю вы в курсе :-), легенды и еще немного мистики :-) Получилась очень увлекательная и очень интересная штука. Читал с огромным удовольствием. И, думаю, с легким сердцем, могу посоветовать и всем вам. Думаю, большинству она понравится.

Есть правда одно НО. Думаю, фантазия работает у вас очень хорошо, но в общем и целом, довольно трудно будет предсталение иметь о том, что именно описывается в книге, не имея перед глазами наглядные пособия. И я решил немного вам помочь. Быть может, действительно кому-то будет полезным. Просто фото и картинки для вашего лучшего восприятия.
Давайте попробуем :-))
Итак...
Collapse )
nerdy
  • amarinn

Флешмоб от anna-earwen

Вот и я поддалась на игру в альтернативы:))

1. Частный урок или лекция?
Мой любимый формат - один на один, час теории, час практики:) Я очнеь люблю объяснять, но больше всего мне нравится, когда ты что-то объясняешь - а у человека начинают блестеть глаза, потому что он _понимает_ - и вы тут же вместе начинаете это все объясненное прилагать к практике:)
Так что урок, наверное:)
2. Тембр голоса: высокий или низкий?
Низкий! С голосами, кажется, так же, как с формой носа или волосами - всегда хочется чего-то, чего у тебя нет:)
Ну и, опять же, мне очень нравится _слушать_ низкие голоса (тут можно сразу прыгать к п.6:)
3. Длинные письма или долгие разговоры?
Оу. Наверное, разговоры - за большую интерактивность. Но зато письма можно перечитывать! (Ха-ха, именно за это я люблю разговоры в интернете - "новая устность", когда все общаются, как будто устно, но записывают буковками, и он не растворяется в воздухе!)
4. Вьетнам или Китай?
Ммм... Наверное, все-таки Вьетнам.
У меня над рабочим столом до сих пор висят два постера - один к "Форресту Гампу" (из аэропорта), другой - к "СтарТреку", купленный в холле Музея Войны в Хошимине/Сайгоне. Там была потрясающая экспозиция (особенно на последнем этаже, где был зал с фотографиями репореров из сорока с чем-то стран, приезжавшими снимать людей на войне (с обоих сторон), и фотографии самих репортеров, и их истории - что с кем из них в итоге стало. Меня очень поразило, что экспозиция сделана без ненависти - и с такого количества разных ракурсов.
А на постер я наткнулась уже на выходе, выбредая оттуда в изрядно ошалелом состоянии, и это, конечно, меня добило, потому что ни одной причины обнаружиться этому постеру в таком месте не было.
Для меня до сих пор "Форрест Гамп" и "ТОС" - это два важных камертона в том, что я делаю (особенно, конечно, когда пишу про исторический процесс и всех, кто в него попал).
"И это все, что я могу сказать по поводу войны во Вьетнаме" (ц).
5. Артуриана или Толкиен? (Не знаю, честный ли это вопрос!)
Это совершенно нечестный вопрос! (И мне немедленно хочется считерить и завопить "СтарТрек":)
Наверное, все-таки артуриана. Она больше. И безумней. И, прямо скажем, не по Толкиену я написала три романа! :))
В общем, вся моя актуальная проблематика - это, скорее, к артуриане.
6. Фрай или Лори? :)
Фрай!
Во-первых, см. п.2. Во-вторых, за идеально начитанного "Евгения Онегина". В-третьих, за слог - я очень много привожу каких-то фраевских пассажей ученикам, они ужасно хороши, чтобы смотреть, как в современной прозе можно использовать приемы из поэзии и классической риторики.
И еще за "Secret Life of Manic Depressive". И за Дживса!

Кому альтернатив? :)
1

Биографии и комментарии нового времени

Постепенно собираю комментированные издания из серии Ильи Бернштейна "Руслит. Литературные памятники ХХ века".
Очередная книга, о которой уже два месяца много говорят,  - в самом деле настоящее событие.





Парадокс. Любимый всеми писатель Виктор Драгунский умер почти 50 лет назад, а  мы только сегодня можем по-настоящему познакомиться с его биографией. В сборник включен обширный биографический очерк Марины Щукиной. Множество неизвестных нам фактов и фотографий.
И поскольку на сайте Лабиринта всего несколько изображений книги, покажу ее немного подробнее.

Collapse )


Не определюсь до конца с собственным отношением к тому, нужны ли комментарии к лирическим и психологическим детским рассказам, не разрушают ли они их атмосферу, не уводят ли от главного. И не так  рассказы сложны, все можно понять из самого текста.
Но споры по поводу комментирования детской литературы кипят нешуточные:
- обращение к произведениям членов Союза писателей - это реабилитация советского официального искусства;
- подобные издания - ученая легитимизация ностальгии по детству у нынешних взрослых, успех обеспечен;
- наоборот, комментарии переводят советское в исторический план;
- комментарии не академичны, а ироничны;
- читателям нужно объяснять, что мы понимаем под "советским" сегодня, как к нему относиться.
Есть над чем подумать.
А еще лучше - дальше читать Драгунского, хотя бы автобиографическую повесть "Он упал на траву". Другой вариант песни, даже не догадывалась столько лет, что ведь это любимая с детства "Там вдали, за рекой..." Теперь не забудешь...
  • tanjand

Самый знаменитый дом в Голливуде

Тони Дюкетт (1).jpg


Хочу рассказать о самом удивительном дизайнере. О таких, как он, говорят: легенда. И это так. Он – стиль. Он – легенда. Он взбесил своим дизайном нашего Хрущева. В Америке Хрущеву показали киномюзикл “Канкан”. Правда, ему там все не понравилось, не только дизайн, который гениален)). Хрущев просмотрел представление, сдержанно поаплодировал. А потом сказал: “Это самая упадническая вещь, которую я в жизни видел!”  (Фото первое под катом)
Это работа Дюкеттов: Элизабет и Тони, они - дуэт.
Collapse )
аа

Фотошедевры Стефана Драшана

Оригинал взят у vakin в Фотошедевры Стефана Драшана
Французский фотограф Стефан Драшан создает свои художественные проекты исключительно в картинных галереях. Вот и одна из его фотоколлекций посвящена совпадению цветовой гаммы одежды посетителей с нарядами персонажей знаменитых полотен. Мужчина признается, что главный секрет его творчества – терпение. Чаще всего Стефан посещает музеи Парижа, Вены и Берлина, где он и ждет своих моделей.




Collapse )